Анастасия Соломенникова,
Младший научный сотрудник Института языкознания РАН

Анастасия Соломенникова Язык призван обслуживать своих носителей, при этом формируясь самими этими носителями. Мир развивается; мы, носители языка, познаем этот постоянно меняющийся мир; однако мир является познанным только тогда, когда он назван. Основополагающей является номинативная функция языка: сталкиваясь с новой реалией, человек должен ее как-то назвать, чтобы, в частности, передать информацию о ней своим собеседникам. Процесс «называния» новых реалий сейчас идет по всему миру. Вариантов несколько: или слово просто заимствуется из доминирующего языка (что самый простой вариант), или создается его оригинальный аналог в указанном языке. Второй процесс довольно сложный и требует участия большого количества людей, однако данным способом язык подчеркивает свою способность быть самостоятельным, наиболее живым и творческим. Финский язык, например, довольно чутко и оперативно реагирует на новые явления, придавая им оригинальное «звучание». К примеру, в 1950-60 гг. в Финляндии начали появляться американские бары, где продавали мороженое. Эти бары стали излюбленным местом встреч для общения молодых финнов. В барах продавали, в том числе, milk shake – «молочный коктейль». В финском языке появился неологизм pirtelö: начальная его часть – от pirteä («бодрый, живой»), вторая часть – от jäätelö («мороженое»), то есть «живое мороженое». Подобных примеров можно привести очень много.
Язык должен обогащаться за счет сотен неологизмов ежегодно; важно, чтобы при этом было задействовано максимальное количество ресурсов самого языка.

Татьяна Ефремова
аспирантка Будапештского университета им. Лоранда Этвеша

Татьяна ЕфремоваГабор Берецки, замечательный венгерский ученый, посвятивший свою жизнь изучению финно-угорских языков, на одном из своих уроков, обращаясь к опыту обновления эстонского и венгерского языков, подчеркнул, что изначально не бывает языков бедных и неразвитых, внутри каждого языка заложены все ресурсы для его использования в любых ситуациях (будь то разговор на кухне или речь в парламенте), и лишь от носителей языка зависит то, в какой степени он сможет реализовать свои возможности. Это аксиома, не требующая доказательств.
Таким образом, любой язык можно сравнить с недрами земли, полными ископаемых. Каждый народ использует свои богатства и создает из них простейшие орудия, более сложные инструменты, украшения - слова, предложения, тексты, песни и т. д. У каждого народа они свои, неповторимые, потому что сделаны они из уникальных материалов, нигде в другом месте не встречающихся. Это то, что отличает один народ от другого, то, что делает наш мир разнообразным и бесконечно интересным. Каждый отдельный язык дает неисчерпаемые возможности для поддержания этого многоцветья, одной из которых является создание неологизмов.
Когда в каком-либо обществе появляется необходимость в новом слове, можно просто позаимствовать, скопировать его из чужого языка, а можно немного потрудиться и, используя элементы своего языка, учитывая его особенности, прислушиваясь к его логике, создать собственное слово, единственное в мире. Создавая неологизмы, мы не только раскрываем потенциал, силу нашего родного языка, но и показываем собственную креативность. Разве мы не ценим индивидуальность в одежде, поведении, стиле отдельного человека? Зачем же отказываться от индивидуальности в языке?

Арцём Федоринчык
лингвоактивист, аспирант кафедры всеобщего языкознания университета "Украина"

Арцём ФедоринчыкКогда мне говорят, что заимствования - это как снежная буря, которой невозможно ничего противопоставить, я всегда спрашиваю: "А откуда берут слова те, у кого заимствуем мы?"
Какие слова мы заимствуем? Те, которые язык ещё создать не успел: самые что ни на есть современные. В русском сейчас пошёл вал англицизмов, в удмуртском - русизмы... Взрослые понимают, что к чему, а что думают маленькие дети? "Наш язык годен только чтобы печку топить, за прогрессом нам с ним не угнаться..."
Конечно, расслабиться и жить на всём готовом проще, но что за будущее у такой нации?

Андрей Краснов
"ВАШКАЛА" вотэс бамлэн кылдытӥсез

Андрей КрасновАсьме калык дауръёс ӵоже мукет калыкъёслэсь палэнтӥськыса улыны тыршиз.
Азьло, вашкала вакытъёсы, мугез вал ик дыр асьсэды озьы утьыны. Но сыӵе улонлэн мукет палыз но вань. Куке удмуртъёс пумиськылӥзы маин ке но выльыныз, соос ӵемысь шугъяськылӥзы ниманы сыӵе арбериосты. Соин ик туж трос асэстэм кылъёс пыремын мукет калыкъёслэсь.
 Нош али дыр чылкак воштӥськемын, гуртын гинэ пукыса утиськыны уд быгаты. Глобализаци меӵак пыриське калыклэн котькыӵе улон удысаз - телевизор, компьютер, интернет но мукет выль технологиос. Тани шуом али выль тракторъёс гинэ но ини поттӥсько компьютер управлениен, а ведь ог 20-25 ар талэсь азьло со сярысь малпанъёс но ӧй вал.
 Соин ик асьме кылмы медам сылмы, нош азьланьтӥськон понна одно ик выль кылъёс кылдытыны кулэ, улонлэсь кылёно ӧвӧл.
Ӵемысь кин но со ӝожтӥське, ум пе валаське выль малпам кылъёсты. Сыӵе адямиослы верам потэ тазьы: али тодмо, валамон кылъёс куке но озьы ик валантэм вал. Тани шуом "кылбур" кылэз ваньзы тодо, нош та кылэз литературной амалэ пыртэмлэн вань аслаз кылдытӥсез - Ильин Михаил Ильич. Кылем даурлэн кутсконаз, солэн тыршемезъя паськыт вӧлмиз та кыл.

Оливер Лооде
член Правления МАФУН

Оливер ЛоодеWhen I was a schoolkid studying my mother tongue Estonian, it was easy to conclude that the Estonian language is like a finished product with its rigid rules of grammar and even more exceptions to the rules. Language was not supposed to be an object of invention or play. However, in fact one of the most famous Estonian linguists is Johannes Aavik who was all about reinventing the language, including creating new words. At least 30 of his word inventions from early 20th century are now standard Estonian vocabulary. Importantly, one of the major sources of his inspiration was the kindred Finnish language. By doing this, Aavik established a tradition of word inventions which is alive and kicking until this day. A few year ago our President Toomas Hendrik Ilves announced a public word invention contest called "Sõnaus" - itself a neologism. As a result, several clumsy but widely used words have gotten niftier and more convenient substitutes (for example, "taristu" instead of "infrastruktuur"). The important point here is that language invention works. It can also surely work for Udmurtian language which must have even more words with non-Finno-Ugric ethymology in its vocabulary, and even more modern words absent from it altogether. This kind of inventive approach can be good for the language, but it is also fun. I am saying this is a hobby word inventor myself. None of the words that I have invented (there have been about 10) have entered into common usage but I'm proud for having undertaken the exercise. Wishing good luck to all Udmurtian language inventors!

Радъясьёсыз


Партнёръёсыз


Ивортодэто спонсоръёсыз